• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:49 

Mi Tierra

сердце, пронзённое ветром
Ыч. *глубокомысленно*
Побольше бы таких дней. Или наоборот, поменьше, чтоб не наступило преждевременное пресыщение. Странно, насколько мало нужно, чтобы вновь накрепко связать себя с миром, залатать дырки в разодранной реальности, залить кипящим воском пустоту души, прижечь раны горячим крепким кофе со сливками.
Скоро я полюблю каждодневную вынужденную голодовку, ибо кормить меня некому, а кормиться сам я не в состоянии патологически. Вместо завтрака - огромная доза кофе, воздуха и сна, полпачки сигарет и альбом любимых немцев. Заглянул в расписание, которое доселе так и не удосужился выучить. Маать моя, зачем же столько пар? На какую бы пойти?.. По итогам проведённого голосования 9 из 10 моих внутренних голосов высказались за прогул всего блока занятий, а 10-й напевал мелодию из тетриса.
Милейшая тётенька, у которой я снимаю квартиру, пообещала меня выселить в кратчайшие строки, если я не "перестану всему подъезду жизнь портить". Дело в том, что именно сегодня меня "осенило" подсоединить электруху к колонкам от музыкального центра, а потом полдня играть моих обожаемых испанцев Tierra Santa, подпевая не в меру хриплым прокуренным голосом. Пока я подбирал на пианино ноты к "Орфею", пиликал на скрипке репертуары Тол Мириам и Троллей, соседи еще держались. А тут, как пришла сия тётенька жаловаться да подвергать сокрушительным разносам мой образ жизни, я являюсь ей голым до пояса, с сигаретой в зубах и синяками под ясными глазами. Похоже, я оправдал ее худшие ожидания ^.^ Теперь она меня точно выселит. Но мне в кои-то веки плевать.

Tierra Santa,
Santa tierra,
Por ti mi vida he de dar
Se oyen gritos
De batalla
Pero un nombre se oirá

@музыка: Sonata Arctica - Letter to Daina

23:45 

Reload

сердце, пронзённое ветром
А знаете... Давно пора что-то менять. Кардинально. Срывая кожу, добраться до сердца, пережать пульсирующие ниточки артерий, поменять местами вены, смешать синюю и красную. Нельзя так больше. Не дышится. Не мечтается. Зачем довольствоваться пеплом сгоревших цветов, когда можно вырастить живые в садике под окном? Зачем дарить стихи, сухие слова и рвущие душу песни, когда можно подарить себя? Больно, однако. Но не больнее, чем каждый день. Можно выдержать даже без ежедневного нытья и плаксивых записей, без ненависти к самому себе.
***
Я хочу, просыпаясь, видеть рассвет и шептать ему глупые признания. Хочу резать руки, ибо боль есть очищение. Хочу строго дозированного мрака и капельку нежного света. Хочу перестать постоянно думать о тебе.

@музыка: Мандри - Романсеро про ніжну королеву

22:51 

lock Доступ к записи ограничен

сердце, пронзённое ветром
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:32 

Утрата

сердце, пронзённое ветром
Та, что была со мной, где ты теперь?
На другой полосе, если можно вместе все.
Та, кого вел домой, недавно вроде бы
На работе я, на охоте ты.
Спорю с самим собой: чудак, ну давай дружить
Как то надо же жить, хлеб жевать, воду пить,
Болеть, глотать драже, комментить твой ЖЖ,
Настроение держать на восьмом этаже...

Знать бы хотя бы где ты, с кем ты
Тепло ли там на твоей планете
Слать бы тебе конвернты, как Кай Герде
Кубики изо льда прямиком в никуда...
Знать бы хотя бы с кем ты, как ты...
Чесно кормлю кота, поливаю кактус
В гости к тебе идти по парапету
И не верить бреду, что тебя нету...

В какой-то степени забавно... Забавно, что я только сейчас начинаю понимать, как привык читать по утрам твои сообщения, тут же перезванивать, слышать вечно ироничный хрипловатый голос, обсуждать любую чушь вплоть до меню нашего общего завтрака, пусть и готовится он на двух разных кухнях. Забавно, что у нас, оказывается, было столько общих знакомых и разных интересов, столько нераскрытых тем и больных воспоминаний. Забавно... У меня остались твои диски. Ты забыла о них сразу же, а я периодически вспоминал, обещая непременно вернуть их в самом ближайшем времени. А вот так... Не успел. Вернуть.
И за каким фигом тебя только понесло на эту сраную дорогу?! Кого ты пыталась догнать, зачем споткнулась посреди проезжей части? Дура-дура-дура-дура!
Ненавижу тебя.
Я буду очень-очень скучать.
Забавно... Ты же была первая, с кем я сидел в первом классе. Первая, на ком я тренировался в дёргании за косички, первая, кого я осмелился пригласить на танец, и последняя, кому, не думая, признавался в любви.
Самая верная, самая лучшая, майне бест ами. До скорой встречи.
***
На стене храма выбит стих под названием "Утрата". В нём всего три строчки. Но поэт соскрёб их. Утрату нельзя прочесть, ее можно лишь прочувствовать.

17:43 

Я убиваю себя, моя Королева...

сердце, пронзённое ветром
Кровь, везде кровь.
Тягучая, искристая как выдержанное сухое вино, пронизанное лучами древней Чёрной Луны, сладко-ароматная, солёно-приторная, самая желанная и недоступная жидкость на свете.
Кровь это жизнь. И пусть эта кровь станет моей жизнью.
Единственный яд и противоядие, непревзойдённой силы и чистоты наркотик, с лёгким траурным послевкусием и моментальным возникновением зависимости.
Кровь, неудержимо бьющаяся в висках, набухающая сквозь проступающие на запястьях венах, аппетитно перестукивающая внутри взбесившегося сердца, что стремится любой ценою пробить грудную клетку и вырваться, вырвать жизнь из умирающего тела.
Ручейки, алее заката, выливаются из распоротых глазниц, водопадами ниспадают на каменные холодные полы, и полнокровными реками собираются в бездонные озёра, разлетающимися веерами капель наполняя океан, что посреди и внизу, между и вокруг.
Ржавые цепи, монументально вбитые в живой, надсадно дышащий мрамор, мелкими острыми зубьями впиваются в руки, обрывая кожу по клочкам, и держат на месте, не пуская причаститься неспешно журчащими струями, прикоснуться губами к взволнованной тёмной поверхности.
Звериный рык вместо голоса, с мясом вырванные ногти, безумные судороги во всём теле и боль, накатывающая безликим грохочущим валом.
Последний рывок. Сердце, лопнувшее с облегчённым хрустом. Беспомощное клокотание в расцарапанном горле, не способном издать ни единого членораздельного звука.
***
Я проснулся с маниакальной жаждой, ужасной ломкой и ощущением перелома позвоночника. Такой вот, к чёрту, сон.

@музыка: Roman Rain

16:45 

сердце, пронзённое ветром
11.04.2009 в 00:55
Пишет Shagel:

Pain Killer
Наркотиком под кожу, обязательно внутривенно, чтобы стиснуть зубы и стереть пот со лба.
Выставить все будильники на одно и то же время, обязательно, когда весь мир даже и знать не знает о таком коварном плане.
Выбросить из дома все вещи о ком-то дорогом, но принесшем столько боли.
Порвать старые одежды. Бабочки живут только один раз, и плотные коконы им ни к чему.

Оно убивает боль. Тупит ощущение пустоты в груди. Оно раздавливает грусть. Оно шипит, клокочет в легких вместе с кровавым кашлем.

Она танцует.
Пока она танцует, весь мир может хоть сто тысяч раз развалиться к чертовым матерям, проваливать к дьяволу, ей плевать на все на свете проблемы и катастрофы...

Потому что наркотиком в вену.
Потому что уже нагая. Разорвала старую кожу. Снимала пластами, отдирая с болью и криками, выпивала до дна своего яду, того, что положено на долю каждого человека, потому что уже отстрадала свое. Потому что уже закрывала лицо пластиком, чтобы ничего не знать и не видеть. Потому что уже - Бабочка...

И крылья. Я таки смогла создать эти крылья.
К черту всех и все.

URL записи

21:17 

сердце, пронзённое ветром
Я шёл по улице и думал, что на мне старые ботинки, пока не увидел на тротуаре человека без ног (с)

Иногда определённую пользу может принести даже такое глупое творение спешл фор лентяи как телевизор. Собравшись с чистой совестью посмотреть доктора Хауса, я включил говорящую коробку ровно в шесть вечера и настроился на нужный канал. Однако вместо Хауса попал на передачу, посвящённую достижениям увечных людей. Ну, когда безногие становятся олимпийскими чемпионами, а немые - первоклассными танцорами. Обычно я сразу же переключал, натыкаясь на подобные программы. Но сегодня... Сегодня я увидел юношу, судя по внешности - примерно моего ровестника, невероятно красивого, светловолосого паралитика. У него из-за каких-то нарушений в мозгу перестали двигаться руки несколько лет назад. Я всегда думал, что когда болезнь врождённая, то переносить ее гораздо легче, потому что человек и не знает, как это - быть здоровым. А тут, жил себе, спокойно примус починял, и внезапно руки безжизненно повисли. Честно, я бы с ума сошёл.
А он - ничего, оправился. И вдруг обнаружил в себе недурственные способности художника. И начал рисовать восхитительные картины, держа кисточку в зубах. Он улыбался в камеру так нежно, будто извиняясь за свою телесную неполноценность. Истинное величие души раскрывается в страданиях...

@музыка: NRM - Маё Пакаленьне

23:24 

сердце, пронзённое ветром
Жизнь – игра, у тебя нет масти
Смерть к тебе не питает страсти
Жизнь тебя проиграла стуже
И Смерти ты не нужен…
(с) Кукрыниксы

Сегодня, вынырнув из клубов табачного дыба, предо мной предстало чудеснейшее в своей простоте откровение. На этом свете я никому не нужен. Абсолютно.
Вся моя жизнь – сплошное притворство. Притворялся крутым в 14 лет, и в итоге получил зависимость от никотина в 20. Прикидывался раздолбаем, пока наряд не прирос к телу. Прикидываюсь, что дневник – это собеседник, чтоб было с кем поболтать… А на самом деле прекрасно знаю, что дома меня никто не ждёт, кроме кота, которому просто больше некому кормить. Но, думаю, он с лёгкостью найдёт другого хозяина, если основательно припечёт и захочется свежего мяса. Все мои влюблённости кратковременны и эфемерны. Я так и не сумел дать другим людям что-либо важное, оторвать для них кусок собственной души, привязать их к себе. Не научился оставлять более вещественный след, чем случайная запись на стене.
Друзья забудут обо мне через неделю. Семьи у меня не осталось. Окна в моей квартире покроются пылью и разлетятся по осколочкам, и стеклянные грани будут переливаться всеми спектрами радуги. Доиграет диск в медиа-преере, и мягкие оковы тишины соединят время и пространство. Маать, как же нестерпимо больно...
Одиночество, это когда любишь, но тебе некого любить. Если ты читаешь это, значит я морально сдох. Весной крылья не растут, понимаешь? Хотя да, весна тут ни при чём.

22:07 

NRM

сердце, пронзённое ветром
Чешский я начал учить после лобового столкновения с группой XIII. Stoleti. А белорусский буду изучать с песнями NRM, маниакально-энергичных психов-патриотов.

Калi за мною прыйдуць санiтари
Маю гiтару iм не аддавай.
Глядзi не аддавай маю гiтару
Вазьмi маю гiтару ды спявай!

Спявай мне песьнi пра каханьне!
(с) Песні пра Каханьне

@музыка: NRM - Катуй-ратуй

15:03 

сердце, пронзённое ветром

@музыка: Бах - Токката и фуга ре-минор

23:30 

сердце, пронзённое ветром
в білих туманах безнадії
ми купаємося щоранку
обіймаючи тінь безтілесну.

в сірих хвилях відчаю
плавають наші душі
обличчя, заткані тліном.

брудно-жовті хмари розкаяння
опускаються по схилах Говерли
затопивши долини і кручі.

за червоним небосхилом
кривавий захід чорного місяця
що вибухнув, зіткнувшись із сонцем.

перетин Апокаліпсису з весняним світанком завершився.

читать дальше

Сновидец снами сновидел.
Сновидел как ночь переходит в утро и на морозе распускаются бутоны ядерных взрывов. Лица выдыхали пары и смотрели в небо, затянутое металлом. Когда лед соприкоснулся с огнем, огонь оказался сильнее, и Нифльхейм превратился в пекло.

@музыка: Josh Ritter - I'm a good man

22:50 

сердце, пронзённое ветром
Мое море давным-давно перестало быть тихим. Свинцово-зелёное, как радужная оболочка лучистых глаз Съерриана, оно бешено завывало в гулких расщелинах прибрежных скал, яростно накатывало на отвесные берега, стремясь сокрушить вековую преграду, что никак не хотела пропустить разгневанную стихию покорить всю сушу без остатка. Куда девались прозрачные воды, сквозь которые видно мельчайшие песчинки, а разноцветные рыбки беззаботно водят стройные хороводы? Где полный невыразимого достоинства шепот волн, лениво переворачивающих тяжёлую гладкую гальку? Где же лазурное небо, плавно перетекающее в море на горизонте, с облачками, похожими на комья пушистой сахарной ваты? Где?!
Спятивший ветер разогнал нежные, беззащитные клочки «белогривых лошадок», и небо заполонили низкие, наполненные мириадами не пролившихся слёз тёмно-фиолетовые тучи. Они переговариваются грубыми рокочущими голосами, и эхо их слов застывает вдали. Им вторят громоподобные обвалы, и многотонные каменные глыбы, с невыразимым грохотом отрываясь от скал, катятся в море и исчезают в бушующей бездне, поднимая фонтаны искрящихся брызг. Как ранний снег, капельки морской пены оседают на распростёртых руках, на лице и одежде, перемешиваясь со слезами в кои-то веки искренней радости. Холод пронизывает до костей, но что за беда? А всё дело в том, что в моем обычном море, больше похожем на затянутую тиной лужу, вода была ледяной каждый чёртов день.

Кричи хоч тисячу років, а хочеш - бийся об стіну головою, розтовчи її до крови, напиши на її шорсткій цегляній поверхні власними витеклими мізками
МЕНЕ НЕ ЧУЮТЬ!
але все одно до тебе нікому не буде діла... © "Поклоніння ящірці"


Раскинув руки, словить ветер в объятия. Пропустить его сквозь себя каждой клеточкой, каждым нервным окончанием ощутить его свободолюбивый дух, его необузданность и особую страсть, присущую лишь умалишенным. Шагнув к самой кромке берега, вдыхать перенасыщенный солью воздух, и плакать, и плакать, и плакать, не опасаясь рассказать беснующемуся морю о своей боли, о невыносимом одиночестве, о страшных противоречивых чувствах, обуревающих душу и сердце. Ведь все мы рождаемся с одной и той же невысказанной просьбой на губах: “Любите меня, пожалуйста, как можно сильнее!” А что прикажете делать, когда любовь переливается через край, а отдать ее некому?! Одни отталкивают тебя неосознанно, из добрых побуждений ломая всю привычную картину мироздания. Другие – потому что ты им попросту не нужен, и никогда нужным не станешь. Нежность, забота, привязанность, перебродившие в собственном соку и не нашедшие выхода, становятся самым мучительным и жестоким ядом.
Смех, подобно ручейкам разлившийся в воздухе, содержал в себе изрядную долю безумных нот. Закружившись под струями дождя в доселе неизвестном танце, улыбнуться на прощание серебристой молнии, филигранно раскроившей небеса и врезавшейся прямо в седые от пены волны. И, разбежавшись, сделать долгий шаг в пустоту. Потому что там, под поверхностью воды, исчезают все посторонние звуки. Потому что только там можно научиться спокойствию. Вне пределов пространства и времени, да успокоится неугомонное сердце моё. Аминь.

Я учусь грустить, улыбаясь
Слишком много печальных историй
Разветвляясь и пересекаясь
Все они ведут в крематорий. © Fleur, «Пепел»

Когда сутками молчит телефон – это не одиночество.
Это – плохие друзья.
Когда ты слышишь, как тикают часы – это не одиночество.
Это – много свободного времени.
Когда некого ждать – это не одиночество.
Это – пессимизм.
Когда воруешь кусочки чужой жизни, чтобы наполнить свою – это не одиночество.
Это – неуверенность в себе.
Когда тебе не с кем поговорить и ты начинаешь разговаривать с собой – это не одиночество.
Это – болезнь.
Когда ты плачешь целыми днями в пустой квартире – это не одиночество.
Это – депрессия.
Когда ты думаешь, что никто тебя не понимает – это не одиночество.
Это – эгоизм.
Когда хочется кричать от безысходности – это не одиночество.
Это – боль.
Когда ты никому не нужен – это не одиночество.
Это – самообман.
Одиночество – это когда любишь, но тебе некого любить.

@музыка: Fleur - Мы никогда не умрём

23:57 

Фуга Смерти

сердце, пронзённое ветром
Чёрное млеко рассвета мы пьём его на ночь
мы пьём его в полдень и утром мы пьём его ночью
мы пьём его пьём
мы роем могилу в ветрах так не тесно лежать
человек живёт в доме играет со змеями пишет
когда темнеет в Германию твой волос златой Маргарита
он пишет он выйдет из дома и звёзды мерцают он свистнет своих кобелей
он свистнет евреев к себе чтоб копали могилу в земле
он даст нам приказ плясовую играть


Чёрное млеко рассвета мы пьём тебя ночью
мы пьём тебя утром и в полдень мы пьём тебя на ночь
мы пьём тебя пьём
Человек живёт в доме играет со змеями пишет
когда темнеет в Германию твой волос златой Маргарита
Твой волос как пепл Суламифь мы копаем могилу в ветрах так не тесно лежать


Он крикнет одним недра глубже взрывать другим играть и петь
он схватит железо на поясе взмах его глаза голубы
вы глубже вонзайте лопаты а вы плясовую играйте


Чёрное млеко рассвета мы пьём тебя ночью
мы пьём тебя в полдень и утром мы пьём тебя на ночь
мы пьём тебя пьём
человек живёт в доме твой волос златой Маргарита
твой волос как пепл Суламифь он змеями играет


Он крикнет нежнее играйте смерть смерть это мастер германский
он крикнет темнее касайтесь скрипок подниметесь в воздух как дым
найдёте могилу свою в облаках так не тесно лежать


Чёрное млеко рассвета мы пьём тебя ночью
мы пьём тебя в полдень смерть это мастер германский
мы пьём тебя утром и на ночь мы пьём тебя пьём
смерть это мастер германский его глаз голубой
свинцовой пулей настигнет тебя он и точно настигнет
человек живёт в доме твой волос златой Маргарита
он травит на нас кобелей он дарит нам в ветре могилу
мечтая играет со змеями смерть это мастер германский


твой волос златой Маргарита
твой волос как пепл Суламифь

@музыка: Avantasia - Lost in space

21:34 

Кто-то

сердце, пронзённое ветром
Близка неизбежность. Так мало любви, так много слов.
Совершенная нежность превращается в совершенное зло.
Отвергая законы природы,
Стоит у перил моста
Безумно глядя на воду,
Совершенная красота… (с) Flёur

Промозглый ветер с Хурона дышал рассветными туманами, дымными облаками небесных костров, шепотками беспокойных привидений. Небо, затянутое плотными брезентовыми тучами, рыдало унылым моросящим дождиком, превращая чудные мозаики мостовых в печальное подобие обыкновенного мокрого асфальта. Люди, плотнее кутаясь в тёплые осенние лоохи, пытались как можно быстрее проскочить доступный всем ветрам мост, дабы укрыться в лабиринте изломанных улиц. Золотистые отблески окон жилых домов и уютных трактиров призывно мерцали сквозь запрудившую воздух молочно-белую мглу. Туман был настолько ленивым и густым, что даже порывы резкого ветра, без усилий подхватывающие тюрбаны зазевавшихся прохожих, не могли заставить его покинуть пространство над свинцовыми водами реки.
Холод, сырость и меланхолический дождик не пугали еще одного человека, прозрачный силуэт которого легко терялся в белоснежных туманных объятиях. Судорожно сцепив побелевшие пальцы, молодая стройная девушка в тонкой серебристой скабе стояла около перил моста, толи ожидая кого-то, толи прислушиваясь к голосам неуспокоенных душ. Ветер немилосердно растрепал ее волнистые, отливающие багрянцем волосы, которые, потяжелев от дождя, опали на ее плечи подобно бархатному плащу. По бледным щекам незнакомки проложили дорожки непрошенные слезинки, которые, подхваченные ветром, с тихим шипением падали в воду за ее спиной, неразличимые в общем перестуке дождевых капель.
Этот мост был ее излюбленным местом в Ехо, а Ехо был ее любимым наваждением. Здесь, затерявшись среди бесчисленных добродушных граждан, она не чувствовала себя так одиноко. Город принимал ее как родную, как равную, позволяя на несколько часов окунуться в атмосферу придуманного Рая. И пусть для жителей невысоких просторных домов она была лишь призраком, тенью, способным существовать только вблизи Сердца Мира, именно здесь израненная душа обрела настоящее спокойствие и умиротворение.
Высоко подняв голову, она ловила ресницами сладкие, тяжёлые небесные слёзы, чему-то бездумно улыбаясь. Ее печальные глаза смотрели сквозь, а длинная, абсолютно сухая юбка хлестала по босым ногам.
- Эй…
Робкое, почти невесомое касание чужой руки заставило девушку вздрогнуть всем телом. Круто развернувшись, она встретилась перепуганным взглядом с высоким пепельноволосым юношей в чёрных нездешних одеждах. Молодое, неестественно бледное лицо, на котором особенно выделялись глубокие, тёмно-синие глаза цвета грозового неба, показалось ей смутно знакомым. Будто в одном из своих снов она уже встречалась с ним, но успела прочно позабыть об этом. Нерешительно улыбнувшись, странный парень снял непромокаемый плащ, похожий на средневековую мантию опального принца, и набросил неожиданно тёплую ткань на плечи девушки.
- Пойдем. Я так долго ждал тебя.
Задумываться над этими словами ей ужасно не хотелось. Какая, в сущности, разница? Ведь это ее сон, и в любой момент она сможет пробудится. Правда, сейчас ей особенно хотелось досмотреть чудесное сновидение до самого конца. Вложив прохладную ладонь в протянутую руку юноши, она медленно пошла за ним, совершенно не удивившись, когда они перешагнули через перила моста и углубились в бездну клубящегося пара.
***
В ином мире, находящемся в сотне световых лет от Ехо, тихо вздохнули и в одночасье умерли некрасивая девушка с прекрасной душой и седовласый, умудрённый прожитыми годами поэт с глазами цвета грозового неба.

Кто-то мчался, падая с ног, плыл против течения, ехал на красный
Просто чтобы сказать, что всё будет хорошо, что всё не напрасно,
Но ошибся дорогой, не рассчитал траекторий полёта
И мне так понравилось быть для тебя этим кто-то… (с) Flёur

@музыка: Машина времени - Скованные одной цепью

10:46 

сердце, пронзённое ветром
I wanna live, I wanna love
But its a long hard road, out of hell (c) Marylin Manson

Тот рассвет был божественно-прекрасным. Холодным, по-зимнему ледяным. Но небо уже окрасилось не в беспробудно-серые, а в светло-лазурные тона, и было таким прозрачным и свежим, что еле слышно потрескивал, когда сквозь толщи атмосферы пробивали себе дорогу первые лучики весеннего солнца. Солнце неторопливо вставало, покамест скрываясь за бетонными башнями высоток, но его ласковые касания уже успели заставить горизонт покраснеть. Облака были похожи на клочки фиолетового шёлка, с золотистыми обожжёнными краями. Машины еще не начали с грохотом сновать по улицам, и дороги были длинны и пустынны. Люди в большинстве своём ловили последние, самые сладкие сны, свернувшись под куцыми одеялами. Нигде не было видно гостеприимно распахнутых дверей магазинов, так что оставалось лишь радоваться, что еще есть четверть пачки сигарет.
Руки медленно теряли чувствительность, вбирая в себя колючие прохладные иглы. А душа тем временем оттаивала, преисполняясь удивительного смирения и гармонии. Забывалась страсть, тихая огненная страсть, забывались уныло текущие мысли. И всё терялось в хрустальной мгле, став вдруг ненужным и неуместным.


Если спросят "куда", отвечай "в никуда". В этом вся правда, и в этом беда.

@музыка: Marylin Manson - Ka-boom

21:50 

сердце, пронзённое ветром
Вона носила квіти в волоссі
І ними грався він і ще вітер
Здавалося давно вже дорослі
Але кохали щиро мов діти.
Відчинені серця, щирі очі
Таких не так багато є в світі
Лилися сльози щастя щоночі
Обіцянки назавжди любити.
Будиночок на розі двох вулиць
Паркан плющем осіннім завитий
Здавалося дощі схаменулись
Здавалося завжди буде літо.
Лише один дзвінок телефону
І варто тільки їм захотіти
Повіяло теплом з-за кордону
А одже неодмінно летіти.


Как-то... Как-то странно. Эволюция печали, вот что это. Когда вместо тёмных грозовых туч, затянувших небеса и готовых чуть что излиться потоком жуткой агрессии, ругательств и членовредительства остаётся лёгкое белое облачко настолько чистой прозрачной грусти, что ее присутствие становится даже приятно.
Ты мой самый любимый наркотик.

@музыка: Оля и Монстр - Игра

10:45 

сердце, пронзённое ветром
Серый Крысь никогда так уж особо не любил сыр. Но исправно добывал этот дефицитный продукт в поте морды лица, чтобы опосля ночных набегов на кухню с чистой совестью вкусить плоды своей храбрости. Ведь для того, чтобы в ночной час выползти из норки, пересечь открытые всем ветрам и взглядам просторы сперва гостиной, а затем и коридорчика, вскарабкаться на стол, поминутно вздрагивая от еле слышных непонятных звуков, и, тщательно принюхавшись, определить дислокацию блюдца, требовалось немалое мужество духа. А разве такое маленькое тельце может вместить слишком много храбрости?.. То-то и оно.
Куда больше удовлетворения, чем досыта набитое брюшко, ему приносило осознание своей исключительной хитрости и непревзойдённого мастерства. Забившись в уголок и свернувшись плотным клубочком, Крысь, деловито шевеля роскошными усами, безмолвно гордился собой. Подумаешь, когда-то, еще в далёком детстве, он страстно хотел быть хоть немножко не таким как сородичи, все как один серые, с маленькими хитренькими глазками-бусинками и дерзкими характерами. Они просто себе жили, не сотворяя ровным счётом ничего исключительного, стараясь оставаться незаметными и неслышными. Подметая полы голыми хвостами, по ночам они становились хозяевами дома, грозным и неуловимым пушистым воинством. Именно они внушили ему, что крысы-любят-сыр. Сыр - смысл всей недолгой жизни. Если не умеешь добыть себе сыр, тебе и вовсе незачем существовать. Крысь долго думал над этими словами, но в конце-концов его крохотные мозги начали сигнализировать о критическом напряжении, и тогда Крысю стало всё равно. Подумаешь... Ведь можно жить и так, от заката до рассвета, занимая свое место под солнцем (которого и так практически не видишь) и не пытаясь корчить из себя белку-летягу. Крысам летать не дано. А кто рождён ползать, везде пролезет.
Подумаешь, когда-то он так любил играть на скрипке... Ну и что с того, что музыка казалась ему единственной отдушиной, сквозь которую в его серую как шерсть жизнь проникает свежий воздух, который пахнет рассветом. Зато сейчас он может гордится собой.


@музыка: Grimfaith - Spinalonga

21:51 

Дождь за стенами Тампля

сердце, пронзённое ветром
Тысячи унылых плакальщиц в серых застиранных одеждах собрались над моим городом, дабы излить неумелую, но похвально искреннюю скорбь волнами холодного, секущего дождя. Полы их одеяний закрыли небеса от и до горизонтов, и когда поезд проезжает по мосту, кажется, будто едешь сквозь вязкий молочный кисель. Колючие ледяные слёзы без устали бьют по мокрому асфальту и зонтику, заглушая негромкие переливы музыки в наушниках. Ветер, игривый до крайней жестокости, так и норовит пробраться под одежду, лаская озябшую кожу своим невесомым дыханием.
А по ночам они плачут снегом. Застывшие капли, до того солёные, что всего лишь немного горчат, веером вьются вокруг фонарей, укрывая молчаливые деревья кружевным белым саваном. Ветки, степенно колыхаясь, царапают оконное стекло, будто острыми ногтями проводишь по классной доске.
Сам воздух становится тяжелее, и ему не так просто проникнуть в сжатые лёгкие. Кровь потихоньку отвыкает воспринимать кислород, и по венам начинает течь концентрированный раствор никотина.
Влага оседает на ресницах, и мир предстает перед глазами словно через паутинку, обильно политую утренней росой. Мир дробится по числу одиноких увенчанных зонтиками фигур, похожих на зыбкие тени, сотканные из дыма. Тронь, позови - и исчезнут. Они спешат куда-то в тёплые уютные дома, и тёмные провалы окон внезапно загораются золотистым отблеском электрической свечки. Только одну тень никто не ждёт. А потому ей незачем вновь превращаться в человека. Ее зачаровали переливы фонарных огней на мокрых волосах, выбившихся из-под шляпы, приковал к себе мелодичный перестук дождя, укрыл в объятиях ветер, уже не кажущийся холодным.
читать дальше

@музыка: Лорн - Она

22:05 

сердце, пронзённое ветром
Вот бы где-нибудь в доме светил огонек,
Вот бы кто-нибудь ждал меня там, вдалеке,
Я бы спрятал клыки и улегся у ног.
Я б тихонько притронулся к детской щеке.

Я бы верно служил - и хранил, и берег,
Просто так, за любовь! - улыбнувшихся мне...
Но не ждут, и по-прежнему путь одинок,
И охота завыть, вскинув морду к луне.

@музыка: Песнь Волкодава

21:47 

сердце, пронзённое ветром
Осторожно, много негатива. Кому не нравится, когда на него шипят и тяфкают, может не читать.

читать дальше

[l'homme qui rit]

главная